Разведопрос: Константин Сёмин о работе над фильмом «Последний звонок»

Разведопрос

Сегодня в гости снова заглянул Константин Сёмин, он расскажет нам о том, как идут дела на проекте.

Помочь фильму «Последний звонок» — http://lastcall.su/

Комментарии:

  1. Уважаемый Константин! Полностью разделяю Вашу боль об упадке российского образования. Я учился в советской школе с 1972 по 1980 год. Это было время, как известно, «мягкого тоталитаризма». Только непонятно, как советская тоталитарная школа сумела вырастить столько нестандартно мыслящих (вообще — мыслящих), талантливых людей. Это всё, правда, давно известно. Мне бы хотелось обратить Ваше внимание на одну деталь, характерную именно для «застойного» времени. А именно на благотворную рутину, которая царила в позднесоветской школе. Сейчас время «мобильников», «креативщиков» и т.п. (Когда я слышу слово «креативный», мне хочется дать в морду). Бесконечное «давай-давай», постоянное тормошение, конкурсы, мероприятия, требования доказательств твоей конкурентоспособности. Мне хочется привести одну пространную цитату из «Дневников» о.Александра Шмемана:
    «Сегодня утром разговор с Л. о наших – «респективных» – школах. При всем различии между ними и в одной, и в другой – всегдашнее напряжение , дела, заседания, проекты, так что все сталкиваются, спешат, не успевают – и профессора, и студенты. Это – Америка. Вспоминаю мой [французский лицей] Lyceйe Carnot. В нем царила всегда какая-то непобедимая неподвижность, рутина, отсутствовал всякий «активизм». Было ли это плохо в сравнении с американской школой, всегда расплавленной, с постоянными events и projects, с беспрерывными обсуждениями, совещаниями, с навязчивым общением? В том, что касается меня, то я совсем в этом не уверен. Если целью и единственным назначением школы считать ученье, образование , то мой лицей это делал очень хорошо и, главное, без всякой лишней суеты. Не было этой постоянной «проблематики» – как «подходить к детям», к «молодежи». Школа не претендовала быть «всем» и не волновалась, главное, доволен ли я, счастлив ли и т.д. Не вторгалась в мою личную жизнь, не звала меня никуда, не выдавала себя за жизнь . Да, в ней царила, несомненно, некая доброкачественная скука, казенщина, равнодушие. Но вот главное – она делала свое дело и требовала от меня, чтобы я делал свое. В семинарии, да и в Spence все время какие-то драмы, проблемы, словно все время нажата педаль. Все всё время болезненно «отнесены» друг к другу, все всё время заняты всем. И ученики «с жиру бесятся» и придают себе, каждому своему настроению невероятное значение. Хотел бы я увидеть себя приходящим к Mr. Jarno обсудить мой «potential» и мои «frustrations»… А теперь я вспоминаю и эту скуку, и тусклые классы, желтые стены, не залепленные, как здесь, promising мазней учеников, и этот холодок, а вместе с тем признание за каждым его жизни, вспоминаю все это с благодарностью. Все было серьезно, без болтовни и без риторики, без того инфантилизма, которым пронизана любая американская школа. «Это похоже на тюрьму». Нет, это похоже на школу, в которой никто не обсуждает «проблемы» – нужно ли учить Корнеля и Расина, историю и географию… Здесь я ставлю пятерку с минусом, и студент приходит «to find out», в чем дело. Там, получив за сочинение какие-нибудь 13% из 20, мы испытывали гордость, знали, что «недаром».
    Но, может быть, все это мое чувство. Может быть, другим не было так хорошо в этом «холодке», в этой скуке, не мешавшей быть занятым своей «мечтой», сохранявшей неприкосновенной внутреннюю жизнь, не навязывавшей мне совершенно ненужных волнений. Зато сколько маленьких и, однако, на всю жизнь запомнившихся праздников, минут блаженства, каждый день ! Выйти из лицея в четыре часа дня – будь то осенью, зимой или весной, будь то в дождливый парижский день или на весеннее солнце, идти по rue Legendre домой, в уличной суматохе, глядеть на все те же парижские крыши, всем существом ощущать свободу, молодость, буквально «отдаваться»» им… Какое это было блаженное и счастливое время. И у меня чувство, что этого блаженства просто как-то не способна испытывать современная молодежь, и не способна потому как раз, что не знала она с детского сада рутины, формы, ритма, не знала никакого «закала»…»
    Может быть Вам это пригодится. Извините за такой длинный комментарий. Спасибо Вам за всё, что Вы делаете.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *